Личное мнение: «Зулейха открывает глаза» Гузель Яхиной

Мы давно хотели начать рубрику «Личное мнение», где люди интересно рассказывали бы о книгах вне зависимости от того, бестселлеры это или нет, и учился ли на литературного критика автор (как на нашем шоу). И тем более приятно запускать рубрику в связи с выбором автора Тотального диктанта-2018 — Гузель Яхиной.  У неё издан только один роман, а она уже получила «Большую книгу» и присоединилась к компании авторов ТД - Леониду Юзефовичу, Дмитрию Быкову и другим именитым писателям. 

Фото: Ольга Аристова
Фото: Ольга Аристова

Какой должна быть твоя дебютная книга, чтобы сходу получить крупнейшую премию страны и впечатлить и критиков, и читателей? За первых не скажем, а за вторых — вполне. Никаких «синих занавесок» — только читательские эмоции и впечатления.


Первой в необжитую рубрику мы, конечно же, впускаем кота, а именно — самого главного нашего кота, Ольгу Аристову:

Дебютный роман российской писательницы бьет по болевым точкам, трогает за душу, очень злит, но прежде всего — воодушевляет. От книги, собравшей множество комплиментов от критиков и получившей сразу две престижных литературных премии («Большая книга» и «Ясная поляна»), меньшего и не ждешь.

Сюжет книги — это не плод неуёмной фантазии автора, а реалистичная история — такая, с которой каждый из нас знаком хотя бы понаслышке. Все это мы уже где-то читали — здесь и раскулачивание, и массовые расстрелы, и чертовщина какая-то повсюду. Но то ли история затюканной мужем татарской крестьянки пробуждает в нас настоящее, неподдельное сочувствие, то ли динамичный язык Гузель несет за словом слово, как бурлящая река в таежной глуши. Читается книга легко и достаточно быстро. А между слов, как драгоценные камни на дне реки, — мифы и легенды Татарстана, которые не только облегчают саспенс, но и рассказывают что-то новое и красивое о незнакомой нам стране.

Коллапс настает, когда до этого разделенные сюжетные линии сворачиваются в клубок и герои оказываются на грани гибели: зима, тайга, нет еды, нет жилья, нет ничего. И люди в этих нечеловеческих условиях цепляются за жизнь и выживают. После прочитанного как-то даже стыдно жаловаться на наш городской снежок и совсем редкие вьюги. А вот согревать близких и любимых хочется больше и сильнее, чем когда бы то ни было до. 


Смерть была здесь везде, но смерть простая, понятная, по-своему мудрая, даже справедливая: облетали с деревьев и гнили в земле листья и хвоя, ломались под тяжелой медвежьей лапой и высыхали кусты, трава становилась добычей оленя, а сам он — волчьей стаи. Смерть была тесно, неразрывно переплетена с жизнью — и оттого не страшна. Больше того, жизнь в урмане всегда побеждала. Как бы ни бушевали осенью страшные торфяные пожары, как ни была бы холодна и сурова зима, как ни свирепствовали бы оголодавшие хищники, Зулейха знала: весна придет, и брызнут юной зеленью деревья, и шелковая трава затопит выжженную некогда дочерна землю, и народится у зверья веселый и обильный молодняк. Оттого и не чувствовала себя жестокой, убивая. Наоборот, ощущала себя частью этого большого и сильного мира, каплей в зеленом хвойном море.

«Зулейха открывает глаза»

Осторожно, спойлер.

Я думаю, пусть эту книгу и окрестили очередным мрачняком про ужасы сталинского режима, есть в ней один очень важный и актуальный для нашего времени нарратив. Я говорю о преображении главной героини, которая из подневольной, привыкшей к тумакам и оскорблениям жены вырастает и духовно и физически в сильную, самостоятельную женщину, кормилицу и охотницу. Если и есть книга, которая бы говорила полновесно и отчетливо о том, чего же хочет женщина, то это «Зулейха открывает глаза» Гузель Яхиной. А хочет женщина жить.


ПОДЕЛИТЬСЯ