Перевод: «Кошатник». Вторая версия

Журнал The New Yorker часто публикует на своем сайте рассказы начинающих или уже известных писателей. В 2017 году самым популярным рассказом (и одним из самых популярных материалов на сайте) оказался Cat Person («Кошатник») молодой писательницы Кристен Рупениан. Об ажиотаже вокруг текста даже написала Медуза

Эта история начинается милым флиртом по переписке, который приводит к неудачному свиданию и плохому сексу. Почему же рассказ завоевал такую популярность? Дело в том, что он сильно резонировал с историями о харассменте, весь год провоцировавшими скандалы в СМИ. А также в том, что мужчины и женщины чаще всего воспринимали историю совершенно по-разному. Стороны в обсуждении так сильно разошлись, что на сайте «Би-би-си» даже вышла версия рассказа с позиции героя-мужчины. 

В декабре «Кот Бродского» опубликовал оригинальную версию рассказа. Сегодня очередь за  вариантом от «Би-би-си». Предлагаем прочесть оба текста и решить, чья позиция вам ближе. 



(18+) Внимание: в рассказе присутствуют сцены секса. Не читай, если ещё не вправе купить себе пива.


***

Роберт встретил Марго в одну осеннюю ночь, в среду. Он бы даже сказал, во время осеннего семестра, если бы был надоедливым, ленивым студентом. Но ему уже было 34, он платил налоги и имел приличную работу. 

Она работала за барной стойкой в артхаусном кинотеатре в центре города. Эти места вам известны – сплошные субтитры, чинные бородки и натуральные морковные пироги. Он купил попкорн и, так как девушка была ничего, купить коробку Red Vines* показалось ему ироничным. (*red vines – красное вино)

«Необычный выбор», – сказала она. «Едва ли у меня кто-то до вас покупал Red Vines». Роберт стоял перед толпой жаждущих конфет детей и не мог выдумать остроумный ответ. Затем он тихо пробурчал: «Что ж, бывает». 

Он ненавидел сам себя, весь фильм (какая-то французская чушь с истериками, красным вином и волосатыми подмышками) и выдумывал реплики, которыми он мог бы ответить на её заигрывания. Он лакрицу-то даже не любил. У неё был вкус дома его бабули, только теперь этот вкус стал материальным. 

Роберт целую неделю смотрел «Друзей» и в следующий раз, вдохновлённый остроумием Чендлера, наконец придумал слова. Он говорил уверенней, чем был на самом деле: назвал её «девчонкой за стойкой» и спросил номер телефона. Его поразило то, что Марго всё-таки назвала номер и даже не поменяла местами последние две цифры в отличие от других женщин.

Теперь-то он говорил по делу. Продолжал болтать, отпускать остроты и шуточки, которые, как он знал, ни один школьник не сможет. К счастью, у него был тариф с безлимитными сообщениями. Он кидал ей эмоджи, чтобы казаться молодым и «в теме», хотя даже не знал значения некоторых из них. (Плачет, смеясь, или обливается потом в истерике? Баклажан или помятый дельфин? Они все понравятся Марго).

***

В один из вечеров подвыпивший и заскучавший Роберт обнаружил, что выдумывает для себя двух котов: он где-то услышал, что девушкам нравятся животные. Она спросила их имена, а он в панике бросил «Му» и «Ян». Имена звучали необычно, но, на самом деле, он просто стащил их у местной забегаловки с едой на вынос – «Mu-Yan Noodle House». Там вкусные свиные шарики.

А однажды ночью она пожаловалась на голод: столовые в общежитии были закрыты, а соседка совершила облаву на её «неприкосновенный запас» – и Роберт пригласил девушку купить что-нибудь в «7-Eleven». Он так нервничал, что не мог посмотреть на Марго, когда та пришла. 

На нём была шапка-ушанка на кроличьем меху; по словам Тары – его подруги – в ней он выглядел сексуальным дровосеком. Роберт также носил пальто, которое скрывало его пивной живот. Он помнил совет Нила Штрауса: прежде, чем начинать действовать, нужно собраться с духом. Поэтому решил не называть её по имени и не целовать – чего, конечно, хотел.

Следующие несколько недель выдались неплохими. Он отлично шутил, чувствовал себя остроумным и знающим, был в добром расположении духа. Но стоило девушке уехать на каникулы, Роберт стал параноиком. 

Возможно, он переборщил с показной отчуждённостью, тем самым заставив её думать, что она ему не интересна. А может быть, она решила вернуться к своему парню со школьной скамьи. Наверное, какой-нибудь тупой спортсмен по имени Бред, Чет или Биф, с квадратной челюстью и в спортивной куртке. В той, от которой он прятался, когда учился в школе. Марго, наверное, больше не хочет флиртовать со старым толстым болваном вроде него.

Они продолжали обмениваться шутками, в большинстве своём – нелепицами о котах. Ему уже было стыдно, что эти кошачьи шутки вышли из-под контроля. Он даже подумал было купить двух котов, но на дух не переносил этих животных. Ему больше нравились собаки. 

Было ясно, что Марго хочет встречи: её намеки уже трудно было назвать прозрачными. Роберт заставлять её ждать и наслаждался этим могуществом. Но в то же время он боялся спросить её о встрече – вдруг откажет. Мужчине потребовалось несколько дней, чтобы набраться смелости и предложить день. Когда он сделал это, то понял, что попал в точку. Все блоггеры инди-фильмов бредили новой картиной о Холокосте; он знал, что Марго это понравится.

Когда день свидания настал, он удивился, почему вообще волновался. Она была в леггинсах и свитшоте. Понятно, что девушка не приложила никаких усилий для свидания, а он пришёл в вычищенной рубашке. Роберт тут же вышел из себя. Хотя она всё равно выглядела возбуждающе. Ему пришло в голову, что Марго специально оделась так небрежно, чтобы скрыть своё волнение. Он смягчился и стал добрее к ней. Но когда девушка сделала резкое замечание о фильме (у которого, между прочим, отличные отзывы!), на него напала паника, которая быстро превратилась в раздражение. Чего она хотела: Шопо-копа? Форсаж 34?

Потом они пошли в бар – он никогда там не был раньше, но его молодой, активный сосед запостил его в Инстаграм. Оказалось, что Марго было всего 20, и амбал на входе не пустил её внутрь. Из-за этого она расплакалась, и неожиданно Роберт почувствовал странное влечение к ней и то, что у него встал. Это заставило его взбодриться. «Дорогая», - сказал он ей, обвив руками её подтянутое тело. «Милая». 

Она хихикнула, смущённая. Её волнение влекло его. Он наклонился и поцеловал девушку. Её язык неловко ворочался у него во рту, и Роберт вдруг подумал, что для неё это может быть непривычно – ей ведь было всего 20. Он отстранился, чувствуя себя мужественно, держа всё под контролем и испытывая нежность к той, которая рядом. 

Он старался избегать надменного тона и позволял Марго думать, что она разбирается в кинематографе. Девушка говорила много выдуманных, самоуничижительных замечаний, напрашиваясь на комплименты. И Роберт ей их говорил. Когда они целовались, он старался быть нежным и проверял, не пьяна ли она. Он не пользовался ситуацией в своих интересах как какой-нибудь извращенец – он не такой. 

***

В машине она села на него сверху, и Роберт издал дрожащий пронзительный стон. Неловко получилось. Что с ним не так? Почему он не может держать себя в руках как другие мужчины?

Когда они приехали к нему, Роберт вдруг вспомнил о своих несуществующих котах и промямлил что те, мол, в другой комнате. О животных забыли сразу же, как только одежда была сброшена.

У Марго было упругое тело. Оно напомнило ему о своей дряблой заднице, но, черт, похоже, ей это нравилось. Её привлекали его сообразительность, искушённость и обаяние. Если она хотела зрелого мужчину, придётся брать полный комплект. Приличный глоток виски для храбрости, и он был готов действовать.

Он потерял хватку в постели – после его последних отношений прошло два года и три месяца. Но кто посчитает? Он очень старался. Роберт смотрел тонны порнухи и сейчас вдохновлялся увиденным. «Сними эту штуку» - сказал он, показывая на лифчик. Марго покорно подчинилась, и он почувствовал себя уверенно. Она была молодой, горячей и принадлежала ему. Роберт знал, что кончит быстро, поэтому решил исполнить свой долг и доставить удовольствие сначала ей: он же не был эгоистичным шовинистом. Судя по звукам, которые она издавала, ей было хорошо – Роберт был в этом уверен. 

Вдруг он подумал, что она может быть неопытной или даже девственницей. Он сам ходил невинным до 24-х лет. Роберт спросил её: «Стой. У тебя уже был секс?»

Та истерично засмеялась.

Боже, это действительно было смешно? Он был раздражён (и немного разочарован). Но Марго сказала, что это нервное. Тогда тот успокоился и они продолжили.

Кончив, он включил фильм и крепко обнял её. Женщинам нравится, когда их обнимают после секса. Это связано с их посторгазменными гормонами. Он был немного удивлён, когда она захотела домой. Наверное, Марго не хотела, чтобы тот видел её не накрашенной утром. Девушки много заботятся о такой ерунде. Будучи джентльменом, он подвёз её до дома и поцеловал на прощание.

***

Перед тем, как написать ей, Роберт выждал положенные 24 часа, затем уселся напротив своих богемных плакатов и начал ждать. 5 минут, 30 минут, час, день. Спустя три дня никакого ответа. В чём дело? Он был зрелым, умным мужчиной. Он был хорош в постели. В конце концов, разозлившись, написал ей: «Привет. Похоже ты сильно занята, да?». Она тут же ответила: «Хаха, ну да, извини». Это «Хаха» успокоило его. 

А потом - безграмотный отказ. Пока он читал сообщение, кровь била в голову, от шеи до ушей. Он чувствовал себя использованным, обманутым глупцом. Неужели он неправильно понял её? Неужели Марго только притворялась молодой и невинной, а на самом деле ей были интересны только бесплатное бухло и хороший секс? А он представлял своё будущее с ней. Не обязательно свадьбу (ей так повезло, жирной корове!), но, возможно, счастливый год с интересными беседами и сексом. Он не хотел верить, что понял ситуацию неправильно.

Роберт неделю ходил в её любимое студенческое гетто, пока она там не появилась. Он хотел поговорить с ней и разобраться, что же всё-таки произошло между ними. Если получится, даже уговорить не выбрасывать прожитое. Но, как только дешёвая актриска его увидела, то выбежала из бара. Какой-то бледный паренёк вывел жертву, будто Роберт был обезумевшем охотником. Это стало последней каплей. Он почувствовал себя униженным. После виски и нескольких банок пива у себя дома, Роберт написал ей:

«Привет, Марго, видел тебя сегодня в баре. Я знаю, ты сказала больше тебе не писать, но я просто хотел сказать, что ты классно выглядела. Надеюсь, у тебя всё хорошо!»

«Знаю, мне не стоит этого говорить, но я по тебе скучаю». 

«Эй, у меня, возможно, нет права спрашивать, но может ты всё же скажешь, что я сделал не тк?»

«*так»

«Мне казалось между нами возникла связь тебе так не показалось или…»

Марго не отвечала. Разбитое сердце Роберта перекачивало ненависть. Что за грубая маленькая стерва, у которой даже не хватает достоинства, чтобы объясниться? Это для неё нормально? Просто переспать с кем-то и раствориться в воздухе? Она, должно быть, с тем парнем. Жалкий карлик. Он представлял их вместе, Марго, голая, стонет так, как стонала под ним. Он снова завёлся и начал злиться. Что ему сейчас сделать: подрочить или написать ей?

Он сделал и то, и другое. И ему было хорошо. И определённо ему было лучше, чем ей. Она была лишь маленьким манипулятором, губящим каждого в поле своего зрения. «Ты сейчас с тем парнем?» - спросил Роберт. «С ним? С ним?». С каждым словом он всё ближе был к оргазму. Он изогнулся на покрывале, которое не менял с тех пор, как она ушла – оно всё ещё пахло ею – и напечатал последнее сообщение. Он знал, что написанное им – мерзко, но удовольствию было невозможно противостоять. 

«Шлюха». 


ПОДЕЛИТЬСЯ