Лев Данилкин — «Ленин». Обзор от Артёма Сошникова

Артём Сошников

Выпускник литературной мастерской Аствацатурова и Орехова, автор телеграм-канала о культуре современности «Автономный Хипстер»

Приобрести книгу «Ленин. Пантократор солнечных пылинок»: Лабиринт

Кому стоит прочитать «Ленина» в 2018-м году?

К увесистому труду Льва Данилкина «Ленин» сложно относиться без уважения — восемьсот страниц плотно сбитого текста без графиков и иллюстраций осилит не каждый. К счастью, издатели знают своё дело и выпустили книгу в год столетия Октябрьской революции. Юбилей внушительно подогрел интерес: на интернет-ресурсах появилась масса положительных отзывов, труд впечатлил критиков и помог автору завоевать «Большую книгу».

Но 2017-й год закончился, очаг интереса к революционной тематике ожидаемо угас. В Сети появились новые лонг-листы и свежие поводы для дискуссии.

Стоит ли тратить время на столь объёмную книгу в восемнадцатом году? Скорее да, чем нет. 

Кому стоит прочитать «Ленина»?

Людям, интересующимся политикой

Труд Данилкина — отличное пособие для начинающих политиков. 

Можно относиться к Ленину как угодно, но отрицать его политический талант не получится даже под самыми тяжёлыми наркотиками. Лидер большевиков знал толк во внутрипартийной борьбе, грызне с оппонентами и хитрых многоходовочках. «Пантократор солнечных пылинок» рисует убедительный портрет полководца-победителя, политика-бульдога, описанный ещё в классических трактатах вроде «Государя» Макиавелли или «Искусства войны» Лао Цзы. 

Книга поможет вычислить подражателей Ленина и оценить эффективность тех или иных приёмов. Однако не стоит ждать готовых рецептов, книга Данилкина — лишь первый шаг на длинном пути к горизонту.

Похоже, именно в Кокушкине жизнь преподнесла Ульянову первый урок прагматизма и конструктивного мышления: да, в том, чтобы «умереть по-шляхетски», «с честью», есть своя правда, но если хочешь делать дело, то надо уметь идти на компромиссы.

Людям, далёким от политики

Даже если вы не разбираетесь в политике, книга поможет вам отделять новостные зёрна от пропагандистских плевел. Ленинские приёмы (упор на статистику, раскол как метод очищения партии от нежелательных членов, etc…) до сих пор активно берут на вооружение разномастные оппозиционеры.

Примерив приёмы на цифровую реальность, вы трезво взглянете на средства массовой информации и происходящие вокруг политические процессы. Рано или поздно политика залезает в голову каждому. «Ленин» подготовит вас к неизбежной встрече.

Однако, по мнению Ленина, избыток секса ведет не к бодрости, а к унынию; революция же требует стойкости и сосредоточения; «я не поручусь также за надежность и стойкость в борьбе тех женщин, у которых личный роман переплетается с политикой, и за мужчин, которые бегают за всякой юбкой и дают себя опутать каждой молодой бабенке».

Молодым авторам и рецензентам

Новый труд Данилкина примечателен не только содержанием, но и формой. Лев провёл эксперимент длинною в пять лет и рассмотрел историю столетней давности через VR-очки современности. В итоге книга написана свежим языком и утопает в параллелях с XXI-м веком. Ленин Данилкина катается на велосипеде, пьёт пиво в пабах, чатится с соратниками и периодически превращается в дауншифтера.

Автор поместил героя в современные условия и открыл читателю простор для фантазии. Что ж, полезный приём для начинающих писателей и журналистов в условиях дефицита времени и распространения клипового сознания. 

Главное — не скатиться в попаданчество :-)


Любителям путешествий и этнографам

Данилкин не просто посмотрел на Ленина через очки современности, но и прикрутил к ним Google Maps. Лев отслеживает эволюцию Ленина параллельно с его географическими перемещениями и погружает нас в атмосферу удивительного калейдоскопа из ссыльной Сибири, довоенной Европы или революционного Петрограда.

Бытовые мелочи и весёлые байки позволят узнать любопытные подробности о нраве и укладе жизни окружавших Ленина жителей, а желающие прокатиться по ленинским местам составят себе вполне приличное путешествие мечты с обязательным посещением Парижа, Лондона или Женевы.

Джон Рид пишет, что лакеи и официанты декларативно отказывались от чаевых и даже развешивали в заведениях истеричные плакаты «Если человеку приходится служить за столом, чтобы заработать себе на хлеб, то это еще не значит, что его можно оскорблять подачками на чай».

А вот историкам лучше не читать

Профессиональные историки и теоретики коммунизма либо раскритиковали книгу, либо нарекли её спорной. Неудивительно — несмотря на внушительную библиографию, Данилкин не следует монографическим канонам и намеренно пишет популярным языком, загоняя научный метод под крыло актуальной журналистики.

Ориентация на массового читателя превращает книгу в кирпич для профессионала: автор не углубляется в философские постулаты диалектического материализма или анализ противоречивых источников.

К тому же, тексту не хватает беспристрастности. Историческая наука изо всех сил тянется к (недостижимой) объективности, а Данилкин плохо скрывает собственные симпатии. Ленин Данилкина — супергерой и человек с несгибаемой волей, неизбежно подкупающий любого из читателей. При богатых исходных данных автор так и не изобразил героя противоречивым. Недостатки вождя мирового коммунизма выглядят как слегка незначительное приложение к его бесспорной гениальности. 

Консерваторы и капиталисты разорвут книгу на части после первой же прочитанной главы.

Судя по всему, конкретная, наличная реализация идеи социализма ассоциировалась у Ленина с понятием «обобществления»: не «взять и поделить», как это представляется условному «шарикову», а — «взять и начать пользоваться и контролировать сообща» (дьявольская разница).

А, может, Данилкин намеренно задушил противоречивость?

Вряд ли перечисленные выше особенности можно принять за недостатки. Как и у любого коммерчески успешного продукта, у «Ленина» есть чётко очерченная целевая аудитория — и, судя по общественной огласке, издатели попали в самое яблочко. 

С помощью талантливого писателя Ленин преодолел неприятие монолитных текстов даже в двадцать первом веке и единственное, чего хочется пожелать напоследок — побольше подобных попаданий. И необязательно связанных с историей или политикой.

Приобрести книгу «Ленин. Пантократор солнечных пылинок»: Лабиринт