Проект «Дети 1917 года»: книга и кино о столетних людях

На сайте Planeta.ru прямо сейчас идёт сбор средств на очень важный проект — фотограф Михаил Мордасов и журналист Пол Ричардсон издают книгу и снимают кино о последнем веке жизни в России, раскрытый через личные истории людей. Людей, которые видели этот век своими глазами — родившихся в 1917 году. Это 22 очень личных, но в то же время очень характерных для нашей страны историй, которые авторы проекта собирали по разным уголкам бывшей Российской Империи. На портале «Такие дела» вышел очень красивый спецпроект с цитатами из этих историй, который мы очень советуем прочитать. А сами расскажем об истории создания проекта «Дети 1917 года».

Фото из архива героев проекта
Фото из архива героев проекта

Сейчас он состоит из фотокниг на английском и русском языках — первая уже готова, вторую только предстоит издать — а также 24-минутного документального фильма «Переживём», который пока тоже в разработке. В общем, планы грандиозные. Вот что сами создатели говорят о проекте:


Ныне здравствующие ровесники революции рассказывают, о том, что случилось с ними и их семьями после 1917 года. Свидетельства этих людей — уникальная возможность познакомиться с живой историей, узнать, как события исключительной значимости отразились на судьбах отдельных людей и целых поколений. Герои проекта — люди разного достатка и социального положения. Кто-то закончил престижный университет, а кто-то вообще не учился в школе и не знает грамоты. Кто-то объездил полмира и был на коронации Елизаветы II, а кто-то не выезжал дальше райцентра. Кому-то судьба подарила настоящую взаимную любовь, а кого-то принуждали к любви. Проект «Дети 1917 года» показывает, насколько сильна связь прошлого, настоящего и будущего. И как решения и поступки людей определяют судьбы их далеких потомков.

Из описания проекта «Дети 1917 года»


Создатели проекта с одной из его героинь
Создатели проекта с одной из его героинь

Кто был идейным автором проекта? Как он создавался? 

В команде проекта три автора — Михаил Мордасов, Пол Ричардсон и Надежда Гребенникова. В 2015 году мы уже работали в таком составе над книгой о России («Spineof Russia»). В конце прошлого года мы решили, что хотим сделать еще один проект — посвященный революции. Тема эта по понятным причинам была очень популярна. Поэтому не так-то просто было придумать что-то новое. 

И вот у Пола возникла идея: найти ровесников революции и взять у них интервью. Мы понимали, что люди, рожденные в 1917 году, не смогут рассказать о революционных событиях. Зато они расскажут о том, как складывалась жизнь на протяжении столетия, последовавшего за революцией. 

Мы не пытались дать оценку 17-му году, не искали исторической правды, не гнались за фактами или их новыми интерпретациями. Нам было интересно узнать, как обычные люди с их повседневными заботами переживают ключевые события, как воспринимают их в тот момент, когда они происходят, и что отпечатывается в их памяти.


Как вы искали героев?

В проекте приняли участие 22 человека. Причем не только из России, но и из-за рубежа. Ведь границы Российской Империи до революции были гораздо шире нынешних. 

Статистика подсказывала, что в нашей стране живут несколько тысяч человек в возрасте ста лет и старше. То есть рожденных в 1917 году должно быть не меньше нескольких сотен. Это даже больше, чем необходимо для создания фильма и книги. Проблема в том, что не каждый столетний человек физически и морально готов давать долгие интервью и участвовать в многочасовых съемках. Поэтому найти героев было непросто, и этот этап подготовки занял несколько месяцев.

Честно говоря, мы рассчитывали, что сможем найти столетних людей через местные администрации или пенсионный фонд. Но чиновники не захотели помогать. Исключение — Петербург, где, видимо, прекрасно знают своих ровесников революции и по-особенному относятся к этой теме. Там героев нам нашли буквально за пару часов.

В поисках героев проекта нам помогали коллеги-журналисты. Некоторые из них уже писали об уникальных долгожителях в своих регионах, другие подхватили нашу идею, и мы с удовольствием посотрудничали. Так было, например, в Финляндии. Также мы рассказали о нашем проекте на ресурсе «Такие дела», благодаря чему нашлись еще несколько героев — с нами связались их родственники. По такому принципу мы съездили в Тарусу. Где-то сработали личные связи и знакомства, и по цепочке друзей мы добрались до интересующего нас человека. Самая восточная точка нашего проекта — Иркутск — появилась именно так.


Как вы добирались до участников проекта? Какие возникали трудности?

Во время первого этапа экспедиции, когда мы двигались с севера на юг европейской части России, мы путешествовали на автомобиле. Это дало нам некоторую свободу: мы смогли по пути к героям заехать в интереснейшие места. Например, мы побывали у истока Волги, который находится в глухих лесах — доехали туда с трудом и выбирались тоже непросто.

Второй этап экспедиции — поездка с запада на восток, а потом возвращение в Европу. Туда мы ехали на поездах и электричках, обратно летели на самолете до Калининграда, а дальше — в Польшу, Белоруссию и Финляндию.

Самым интересным способом передвижения был катер. В Тверской области наша героиня жила у неширокого, но длинного озера. Мы сняли гостиницу на противоположном берегу. Места не очень населенные, так что выбора, где остановиться на ночь, не было. Мы планировали ездить на съемки на своей машине, но дорога вокруг озера была столь ужасна, что оказалось проще и быстрее нанять катер.


Какие истории рассказывали ваши герои?

Во-первых, мы спрашивали об определенных исторических событиях: как семья пережила гражданскую войну, коллективизацию, Великую Отечественную и т.д. Конечно, люди запомнили на всю жизнь потрясения, которые выпали на их долю. Наверное, естественно, что несчастья, потери, проблемы сильно врезаются в память. К примеру, большинство героев помнят в подробностях, как и где они встретили известие о том, что началась война. А вот День Победы помнят куда хуже.

Во-вторых, значительную часть воспоминаний наших героев составляет обычная бытовая жизнь со всеми ее радостями и горестями. Они рассказывали о рождении детей, о поездке на отдых в Сочи, о получении ордера на квартиру, о семейных праздниках, об урожае на даче. Удивительно, как в памяти человека важные исторические события заносит песком повседневности. Слушаешь их истории и думаешь: «Надо же, сколько они всего пережили. Значит, и мы переживем».

Фото из архива героев проекта
Фото из архива героев проекта

Вы вели англоязычный блог в процессе создания проекта, о чём он? 

Его мы готовили прямо в ходе экспедиции. Это были как бы дневниковые записи о самом интересном, что происходит с нами в поездке. Мы рассказывали читателям не только и не столько о героях, с которыми встречались (их интервью мы оставили на десерт — для фильма и книги). Мы делились впечатлениями об увиденных городах и деревнях, собирали забавные случаи, которые происходили с нами в пути, показывали технологию нашей работы.


Как будет выглядеть фотокнига?

Обычно фотокнигой называют печатное издание книжного формата с большим количеством фотографий и минимумом текста. В нашем случае фотографий будет много, но и текста немало — соотношение картинок и текста примерно 50 на 50. То есть можно будет и почитать развернутые истории наших героев с их монологами, и посмотреть, как они выглядят сейчас, какими были 30, 50, 70 лет назад. Можно будет увидеть фотографии их предков и их потомков, мест, где они жили, писем, которые они писали.

Книга выйдет весной 2018 года. Сейчас можно сделать предзаказ на сайте, где идет краудфандинг.


Что будет после фильма?

Мы планируем принимать участие в фестивалях документального кино, делать выставки, посвященные нашему проекту. Думаем о том, чтобы снять полнометражный фильм с участием наших героев.



Воспринимает ли российская аудитория идею проекта ближе, чем англоязычная?

Трудно сказать, ведь мы получаем отклики от читателей и зрителей из разных стран и не задавались целью сравнивать их. Возможно, зарубежная аудитория с бо́льшим интересом относится к самим историям, удивительным фактам из жизни героев, описаниям трудностей и счастливых моментов, которые они пережили. Зато российская, наверное, ближе к сердцу принимает идею сохранить память о предках, зафиксировать для последующих поколений рассказы долгожителей. Но это предположение, статистику мы не вели.


Сбор средств на книгу и фильм заканчивается 31 декабря, и если вы хотите поддержать проект и получить русскую версию книги одним из первых — сделать это можно здесь.